И СМЕХ, И СЛЕЗЫ И ЛЮБОВЬ

01.11.2017

Почему до Театра «Буфф», а точнее — до режиссера Исаака Штокбанта никто не додумывался превратить философа и баснописца Эзопа в героя мюзикла, неизвестно...

Но именно благодаря воле 92-летнего постановщика были объединены усилия драматурга Николая Денисова и композитора Максима Дунаевского, сочинивших пьесу и музыку для спектакля «Эзоп», премьера которого состоялась в сентябре этого года.

Пьеса Николая Денисова, ставшая основой для нового спектакля театра «Буфф», появилась на свет в год 65-летия другой пьесы об Эзопе — драмы Гильерме Фигейредо «Лиса и виноград», востребованной многими театральными и кино-режиссерами. Сюжеты этих двух, отстоящих друг от друга во времени произведений, удивительно схожи. Однако укорять Денисова в плагиате не стоит. Просто вся информация о древнегреческом поэте-баснописце, жившем до нашей эры, черпается человечеством из одного источника — из соответствующих немногочисленных мифов. Собственно, до сих пор никто толком даже не знает, существовал ли на свете реальный Эзоп, или его образ собирателен и литературен. Ничего нового в анналах истории об Эзопе не найти, оттого буффовский мюзикл наполнен уже ранее известными зрителю героями. Главный, конечно, Эзоп — раб и поэт, но есть и философ Ксанф, и его жена, и кровожадные дельфийский жрецы, настоявшие на смерти Эзопа из-за кем-то украденной и подброшенной баснописцу храмовой чаши. Кстати, о дельфийских жрецах: единственным, кого можно обвинить в плагиате применительно к новому мюзиклу, является, увы, композитор Максим Дунаевский. Именно вокальный номер дельфийских жрецов («Мы — дельфийские жрецы, мы — дельфийские жрецы, мы — дельфийские жрецы…») навевает стойкое воспоминание о музыке Марка Минкова к советскому мультфильму «В порту» 1975 года. И строки поэта Сергея Козлова «Мы пришли сегодня в порт, мы пришли сегодня в порт, мы пришли сегодня в порт…» моментально перекрывают в памяти текст Николая Денисова, написанный для служителей Аполлона… Однако это единственная ложка дегтя в премьерной бочке меда. По остальным статьям новая музыкальная постановка «Буфф» не только имеет право на жизнь, но и наверняка подтвердит это право зрительской любовью. Почему? Потому что «Эзоп» имеет внятный, не осложненный «лишними» линями сюжет, предусматривающий частичный хэппи-энд (правда, для второстепенных героев). Стихотворные тексты упомянутого поэта Денисова просты, прекрасно легли на музыку Дунаевского и легко запоминаются. Причем баланс смешного, лирического и мудрого начал здесь соблюдается неукоснительно, что позволяет управлять зрительскими эмоциями. Хореографические номера, поставленные балетмейстером Екатериной Мыреевой, решены четко и изящно. Оформление художника Яны Штокбант, которое кому-то может показаться слишком простым, преподнесет в финале пир для глаз зрителей (основная декорационная конструкция — вид трансформера). А актерские работы (включая традиционно высокий уровень вокала артистов «Буффа») необычайно точны. И первый здесь Мурад Султаниязов, исполнитель роли Эзопа. Эзоп Султаниязова (при минимуме грима) неуклюж, насмешлив и лишен явной уродливости. Укутанный как в броню в бесформенную мешковину костюма он иронизирует над всем, что попадает в поле его зрения, и сразу становится ясно, что это его способ защиты от мира, в котором люди строго делятся на тех, кому «чудесно быть рабом» и тех, кому достаются «может, деньги, может, слава или, может быть, любовь». Это образ человека, сторонящегося других людей исключительно из-за того, что он слишком хорошо знает их недостатки. Но миру он абсолютно непонятен, а потому становится в нем изгоем, «уродом». А вот философ-неудачник Ксанф, собранный Евгением Александровым из напыщенной глупости и показного величия — часть этого мира. Актер здесь сам становится «Эзопом», явно насмешничая над создаваемым им типажом сытого тупицы, почившего на лаврах. Ничуть не уступают «солистам» и прочие актеры, задействованные в спектакле. Да и что греха таить: «Буфф» давно уже взрастил «своего» зрителя, обожающего не только отдельных артистов этого театра, но и заранее — каждую его премьеру. Так что «Эзопа» здесь определенно ждет «большое плавание».

Екатерина Омецинская

Невский театралъ. Ноябрь 2017