Юлия Овсяникова: актриса интуиции и чувства

14.06.2016

Будучи студенткой Юлия Овсяникова сыграла двух царственных особ: Анну Австрийскую в комедии Александра Дюма-отца «Молодость Людовика XIV» и Екатерину II в мюзикле Владислава Успенского по пьесе Исаака Штокбанта «Казанова в России». Сыграла неординарно и, главное, абсолютно по-разному...

Если Анна в трактовке начинающей актрисы была в первую очередь королевой, то в Екатерине доминировала женская сущность. И женщины, равные по статусу, смотрели на мир разными глазами, и страсти над ними господствовали разные.

Это получилось не вдруг, а стало результатом дотошного изучения поступков и характеров исторических персонажей, долгих размышлений, полного погружения в образы. И так сложилось, что первые роли стали определяющими, именно с них началось формирование актрисы, которая никогда и ни в чем не повторяется. Овсяниковой не страшны ни схожесть судеб, ни близость эпох. Актриса интуиции и чувства, она не воспроизводит текст, а бережно «нащупывает», проигрывая каждый спектакль в «единственном числе».
Юлия Овсяникова родилась в Витебске, там же окончила школу искусств и посещала театральную студию, где ей довелось создать яркие образы первой, еще детской любви художника Марка Шагала и героини пушкинской поэмы сказочной красавицы Людмилы. А потом наступила взрослая жизнь, в которой ей пришлось попробовать себя в качестве продавщицы, торгующей на рынке, официантки в кафе и даже ресторанной певицы, исполняющей репертуар Аллы Пугачевой и Ирины Аллегровой.

В 2003 году девушка поступила на I курс Санкт-Петербургской академии театрального искусства (мастерская И. Р. Штокбанта). Поступила вопреки тому, что явилась на очередное творческое испытание без голоса, так как накануне выступала под проливным дождем в День города Шлиссельбурга. Однако вместо того, чтобы показать незадачливой абитуриентке на дверь, члены приемной комиссии пропустили ее на третий тур.
…Одна из последних ролей Овсяниковой – богатая вдова Софья Игнатьевна Турусина в «Дневнике авантюриста», музыкальной версии комедии Александра Островского «На всякого мудреца довольно простоты» в постановке Исаака Штокбанта. Тщательно скрывающая за преувеличенной набожностью следы прежнего, отнюдь не праведного, образа жизни, Софья Игнатьевна в исполнении Овсяниковой не так однозначна, как может показаться на первый взгляд. Актрисе полутонов Овсяниковой чужды черно-белые трактовки, и какая бы то ни было линейность. Вот и в ее Турусиной нет-нет да и промелькнет неподдельное участие. Да и разоблачение Глумова вызовет в ее душе не гнев и ненависть, а растерянность. Благодаря музыкальной «подложке» – музыку к спектаклю сочинил Максим Дунаевский – актеры получают счастливую возможность представить классические образы на волне более чувственной, эмоциональной. Избегая ухаживаний Крутицкого (М. Султаниязов) Овсяникова-Турусина, несмотря на двусмысленность текста вокальной партии: «Все грехи я давно отмолила/ Укрываясь от шумного света…/ Одного я себе не простила,/ Что мне нравилось… нравилось… это», – не выглядит вульгарно или развязно, не пытается обличить свою героиню с помощью непритязательных приемов. Овсяниковой вообще не свойственны любые обличения, как и та простота, что, как гласит пословица, хуже воровства. И это еще одна ключевая особенность ее актерской природы.

Отсюда берет корни характерная для ее героинь многомерность. В драматургии, не обремененной сложными психологическими конструкциями, актриса создает образы не ходульные, а наполненные содержанием. Такова, например, ее Мара в спектакле «L’amour по-сербски» по комедии Бранислава Нушича «Доктор философии» (режиссер-постановщик М. Смирнов). Пленительная Мэг из комедии Кена Людвига «Примадонны» (режиссер-постановщик М. Смирнов) – героиня, по своей природе в квадрате лирическая, в прочтении Овсяниковой неожиданно обретает то черты озорного подростка, то взгляд умудренного жизненным опытом человека.

Один из самых выразительных образов в репертуаре актрисы – Людмила Петровна, героиня пьесы Исаака Штокбанта «Дождь». Не в силах поверить в обрушившееся на нее счастье Людмила обреченно выговаривает влюбленному в нее Диме (И. Кузнецов): «Мальчишка! Сладкоголосый Орфей! Девчонки на тебя вешаются из-за твоего голоса. Поэтому ты не знаешь, что такое любовь». Что такое любовь знает она, как и то, что такое горечь разочарования. Непреодолимый страх очередной потери не позволяет женщине броситься в омут чувств с головой.

Органична и хороша Юлия Овсяникова и в спектаклях детского репертуара. В операх Александра Кулыгина «Кошкин дом» и «Теремок» (режиссер-постановщик В. Рябов) она – кокетливая красавица Кошка и изворотливая обольстительница Кумушка Лиса; в театральной версии «Гарри Поттера» «Школа магии» (режиссер-постановщик Е. Соболева) – решительная Мадам Трюк. Отличный от канонического, теплый и живой образ Снежной Королевы актриса создает в одноименном мюзикле Александра Флярковского (режиссер-постановщик В. Рябов).

А ещё Овсяникова – обладательница удивительного голоса, звучащего то глубоким контральтовым, то светлым сопрановым звуком. Её голос обволакивает теплом, лучится и тает, когда она выходит в партии Соловья (мюзикл С. Баневича «Стойкий оловянный солдатик»), проникает в самую душу, когда она поет знаменитое «Viens, viens» (шоу-программа «Топ нон-стоп»), любит, страдает, вдохновляет…

Текст: Светлана Рухля

"Невский театралъ" №6-7 (29) Июнь 2016