О премьере спектакля "Дневник авантюриста"

18.02.2016

Островский? Это вполне можно спеть и сплясать!

Санкт-Петербург, 13 февраля. Новая постановка театра «Буфф», «Дневник авантюриста» по пьесе А. Н. Островского «На всякого мудреца довольно простоты», вполне может быть занесена в «Книгу рекордов Гиннеса» - например, как театральный мюзикл, поставленный самым взрослым режиссером. Впрочем, и без присутствия записи о новой работе 90-летнего главрежа «Буффа» Исаака Штокбанта в самой читаемой (после Библии) книге, «Дневник» стоит того, чтобы его посмотреть, не откладывая это приятное дело надолго.

Причин к приятности несколько.

Во-первых, спектакль продолжительностью три часа 40 минут (!) смотрится на одном дыхании, пролетая перед глазами мчащимся на всех парах курьерским поездом. Нисколько не умаляя мастерство других петербургских постановщиков, приходится констатировать очевидное: ничего подобного ни в одном репертуарном театре северной столицы не доводилось встречать преизрядное количество лет. Может быть, за исключением «Счастья», поставленного в Александринском Театре Андреем Могучим по «Синей птице» Метерлинка. Хотя, формально, это – детский спектакль, идет как утренник. А здесь – Островский… 1868 год… Гадкие «рожи» отечественной аристократии… Луч света в темном царстве… Прочие многостраничные малопонятные художественные ужасы, мешающие 14-летнему школяру безбедно жить в пространстве очень средней российской школы. И вдруг – потрясающая, не из «школьного учебника» легкость и современность подачи, как в отличном сериале моментально втягивающая зрителя в «воронку» классического аферистичного сюжета, когда один хитрован сначала перехитрил всех, кого только можно. А затем – и самого себя.

Во-вторых, «Дневник авантюриста» - это парад всех крупнейших звезд буффовской труппы: з. а. России Михаил Трясоруков (Нил Федосеич Мамаев) з. а. России Мурад Султаниязов (Крутицкий), з. а. России Евгений Александров (Городулин). Сильно подозреваю, что предыдущий пункт («во-первых») не в последнюю очередь обязан своим существованием их феерической, яркой и моторной игре – умной, тонкой, изящной и потому смешной до уморительности. И это притом, что Крутицкий все время действия демонстрирует гримасу крайнего «министерского» неудовольствия, Нил Мамаев не стирает со своего лица что-то среднее между отчаянием и депрессивным сплином. Что же до Городулина, то тот хоть и гогочет пару раз раскатистым гедонистским хохотом хорошо пообедавшего бездельника, глаза его выдают постоянное жизненное напряжение охотника, круглосуточно сидящего в засаде на «дичь» - будь то наличные деньги, будь то «перспективное» дельце.

Впрочем, все эти магические актерские «штуки» проявляются уже потом, когда спектакль закончен и зеленый занавес большой сцены «Буффа» скрыл от зрительских глаз последние секунды финальной сцены – с салютом, песнями и плясками отчего-то грустных скоморохов и эскападами ярмарочного плюшевого «медведя»…

В-третьих, это запоминающаяся работа женского «ансамбля» мюзикла. Волею драматургического гения Островского, среди героинь нет главных персонажей: «авантюрист» (говоря современным языком, молодой циник) Егор Дмитрич Глумов (Андрей Подберезский) противопоставлен никак не Клеопатре Львовне (з. а. РФ Ника Козоровицкая), которая его «сгубила», расстроив его свадьбу с богатой невестой Машенькой (Надежда Соболь). Глумов нисколько не расстроен оглушительным фиаско его тонко рассчитанной комбинации: при его талантах он себе еще не такого «накопает» на кладбище провинциальной русской жизни. Глумов не видит в женщине женщину, а лишь «фигуру» на шахматной доске собственных далеко идущих стратегий – и в этом смысле постановщик сделал все, чтобы Глумов не вызывал иных чувств кроме острой жалости.

В-четвертых, это не только щедрое изобилие музыкальных номеров, созданных композитором Максимом Дунаевским и поэтом, актером и драматургом Николаем Денисовым, но и их очень естественная, органичная инкорпорированность в драматургическую ткань спектакля. По этой причине хроническая беда многих мюзиклов, созданных в репертуарных петербургских театрах, - резкое падение темпа спектакля при каждом переходе от «стихов» к «прозе» - здесь отсутствует и потому ощутимо так, процентов на 100, добавляет зрительского комфорта.

В-пятых, это интересный исполнитель главной роли Андрей Подберезский. Помимо приличной актерской игры г-н Подберезский заставляет неотрывно следить за своими «дневниковыми записями» постоянно меняющейся внешней похожестью то на молодого Александра Глебыча Невзорова, то на Олега Александровича Стриженова. Честное слово, одно это обстоятельство – по нынешним скучным театральным временам уже достаточный повод для личного ознакомления с «Дневником авантюриста». А ведь еще есть «в-шестых» (отличный ансамбль костюмных образов), «в-седьмых» (приятные профессиональные декорации, одновременно и не блестящие современным пластиком, и не эксплуатирующие клише исторических интерьеров) и даже «в-восьмых» (сопоставимо гуманная цена на коньяк в театральном буфете «Буффа»). Плюсов у «Дневника авантюриста» основательно больше заметных минусов (вот Максим Дунаевский схалтурил: нет шлягерных тем – за исключением разве что номера «Городулин»). Наврное поэтому от «Дневника авантюриста» остается очень хорошее, гармоничное впечатление – как от качественной, добротной вещи, сделанной настоящим мастером.

Александр Быстрых, специальный корреспондент НЕВСКИХ НОВОСТЕЙ