В поисках пропасти для свободных людей

07.11.2017

В театре “Буфф” идут премьерные показы мюзикла “Эзоп” в постановке Исаака Штокбанта. Житие древнегреческого философа Эзопа, раба баснописца, некрасивого человека с чистой душой и с истерзанным сердцем, основано на пьесе Гильерме Фигейредо “Лиса и виноград”. Вторично за свою режиссерскую карьеру обратившись к этой вещи, Штокбант сегодня видит в ней скорее скрытые и мучительные коллизии, что происходят с теми, кому внутренняя свобода дороже жизни, нежели декларативные “выходы за рамки”, что при любом общественном строе народонаселению близки и понятны.

Мюзикл, как правило, проблематику делит если не на сто, то на пятьдесят. Тесты арий, дуэтов и хоровых композиций чаще всего наивно комичны. Взять хотя бы увертюру к мюзиклу-буфф: “Мы рабы, рабы отныне. Не забудем мы о том, как прелестно быть рабыней, как чудесно быть рабом!” Красивые, молодые, здоровые, рабы здесь жизнерадостны и опрятны, даже несмотря на небрежные прически с дредами, а Гнатон, раб-музыкант, влюбленный в симпатичную гетеру Мелиту, выглядит эстрадной звездой.

Автор пьесы Николай Денисов, корифей отечественных мюзиклов и рок-опер, в творческом тандеме с другим мэтром музыкального искусства композитором Максимом Дунаевским отлично представляет формулу успеха. И вот в версии театра «Буфф» в истории про жестокие страдания мудрого Эзопа появляются новые персонажи, а у старых частично изменены имена. И, конечно, самодовольный философ Ксанф совершит все свои промахи и чуть не выпьет море, а дельфийские жрецы впечатлятся жертвенностью Эзопа.

По контрасту с литературной, философской и морально-нравственной подоплекой материала сценография Яны Штокбант проста: всего два полукружья «белокаменных» закомар (принадлежность скорее русской архитектуры, хоть и отсылает к греческому амфитеатру). Лишь однажды повернутся эти стены на 180 градусов, остальное же сценическое время будут напоминать врата (ада или рая?) или распахнутые крылья, готовые к команде на взлет.

Костюмы художницы - в основном туники и накидки цвета топленого молока, домашнего вина или осенней листвы. Эзоп (Мурад Султаниязов) одет в лохмотья из мешковины, а пресловутое уродство его весьма условно: незначительная хромота, согбенная спина и подобие головного убора из полосок темной кожи, искажающего пропорции черепа. Достаточно мысленно добавить к нему шипы, чтобы он превратился в терновый венец…

У мюзикла «Эзоп» три козыря в рукаве. Самый ожидаемый - осязаемая, проникающая насквозь музыка Дунаевского. Самый впечатляющий - режиссёрское видение невероятной витальной силы мужского и женского начал и решение сей дилеммы в духе «нет ничего важней любви, нет ничего нужней свободы». Наконец, самый уважаемый - глубокий драматический образ, созданный Султаниязовым.

Если убрать музыку, спектакль не рассыплется, и сильный духом Эзоп, сам себя приговоривший к высшей мере, не упадет покорно в «пропасть для свободных людей», а словно взойдет на Голгофу по помосту, строптиво вздымающемуся между белых стен-крыльев на фоне полыхающего закатного неба.

Текст: Мария Кингисепп

Infoskop. Декабрь 2017.