Светлана Вильгельм-Плащевская: "Мне есть, что сказать зрителю"

07.05.2017

Ведущая артистка Санкт-Петербургского музыкально-драматического театра «Буфф» и звезда идущих на различных российских площадках мюзиклов, Светлана Вильгельм-Плащевская обладает идеальным сочетанием вокальных, драматических и пластических качеств. Природа наградила артистку яркой красотой и чудесным голосом, а так же умением особенно остро чувствовать чужую боль и чужую радость.

Светлана, без малого два года назад вы сыграли главную роль в 3D-мюзикле «Пола Негри». Сыграли экспрессивно, на пределе эмоций…

А настоящая Пола Негри и была порывистой, стихийной. Известен случай, когда режиссер Эрнст Любич запретил ей во время съёмок падать с лестницы, но так как знал, что она сделает скорее всего по-своему, распорядился... подложить у подножья лестницы подушки. Да она бы и не смогла стать такой звездой, если бы у неё не было этого внутреннего огня и темперамента.

Работать над ролью было интересно?

Не то слово! Хотя режиссёр Януш Юзефович и пытался «причесать» мой темперамент (улыбается). После премьеры было очень приятно слышать, когда говорили, что мне удалось переиграть 3D-декорации. Рецензенты писали, что превращение восторженной девушки в зрелую женщину, звезду показано очень убедительно. А известный бард Алексей Иващенко сказал, что мне удалось показать драматическую историю жизни в развитии: от Полы, пышущей счастьем - к Поле, растоптанной, согнувшейся под грузом обстоятельств.

Вы ведь играли у Иващенко и Васильева в «Норд-Осте»?

Да, Катю Татаринову. Это была замечательная роль! И удивительная девушка с сильным волевым характером. Мне довелось петь в передвижной гастрольной версии «Норд-Оста». Это был потрясающий проект: объёмный роман Каверина уложили в три часа, не потеряв ни одной сюжетной линии. Лично же для меня это был колосальный скачок в профессии и первый мюзикл за пределами театра, в который я прошла кастинг.

А ваша первая роль на сцене театра «Буфф» - Зоя в мюзикле Владислава Успенского «Казанова в России» - была написана автором пьесы и мастером вашего курса Исааком Романовичем Штокбантом специально на вас?

Да, Исаак Романович так говорил (улыбается), но моей первой ролью в «Буффе» стала не Зоя, а Зося Синицкая в мюзикле Виктора Плешака «Великий комбинатор». Я была введена в готовый спектакль. Мне было смертельно страшно, но именно тогда я поняла, как важно видеть и слышать партнёра.

Hy, а Зою играть было уже не страшно?

Я прекрасно чувствовала себя в вокальной партии, но во всём остальном была скорее неосознанная непосредственность (улыбается). Мне было легче петь, чем говорить, я была слишком неопытна как драматическая актриса, и в моей игре не было свободы сознанного существования, только природа сама по себе. В настоящее время в «Казанове» я уже выхожу в образе Екатерины II... Мы начали с вами разговор с Полы Негри - так вот, от Зои до Полы прошла целая жизнь. И эта жизнь дала глубину и силу, и уверенность в своём выборе. Сегодня меня не пугает огромная сцена и зал на две тысячи мест. Работая на подмостках, я научилась «видеть» свой персонаж не только снаружи, но и со стороны, кроме того, мне есть, что сказать зрителю, и я чётко знаю, какие чувства хочу донести. Пропала ложная скромность, я готова и хочу преодолевать трудности, а главное я стала богаче внутренне. И всё это - благодаря моей семье, мужу Никите и детям: Ульяне, Серафиме и Добрыне.

Получается, Добрыня Никитич…

Так и было задумано (улыбается). Ему 9 лет. Любит читать энциклопедии, решает сложные математические задачи и обожает своего «компаньона» - хомяка Арнольда.

А дочки?

Ульяне - 12, она учится в художественной школе, увлекается футболом, мечтает стать актрисой. В «Поле Негри» она играла крохотный эпизод - девочку в поместье Домских, и это её очень радовало. Сима – наше четырёхлетнее солнышко. Самодостаточная, крепкая, сильная. Очень любит танцевать и всегда знает, какие именно движения выполнять в тот или иной музыкальный фрагмент.

Премию «Мамино сердце» вы получили как многодетная мама?

Как женщина, сумевшая совместить карьеру и материнство. Эта премия пропагандирует не просто женщину-мать, а успешную женщину-мать. Но я считаю, что материнство само по себе прекрасно. Мне нравится, что мне удаётся совмещать одно с другим, но карьера, увы, отнимает время от семьи.

Ваша героиня в 3D-мюзикле «Джульетта и Ромео», леди Капулетти трактуется вами неоднозначно. Она плохая мать?

Она мать, занятая собой. Порой я её ненавижу, так как узнаю в чём-то себя, и это меня раздражает. Когда Джульетта уже держить в руках зелье, леди Капулетти вдруг говорит: «Доченька, вот я сейчас свободна, давай поговорим», и на мгновение кажется, что трагедии можно будет избежать, но в это время звонит телефон и... она опять отвлекается.

Другой ваш классический персонаж - Анна Андреевна в «Ревизоре» Гоголя.

Это потрясающе! Я перечитала пьесу Гоголя и во всём доверилась постановщику - художественному руководителю нашего театра Исааку Штокбанту. Я играю провинциальную, эксцентрично-эмоциональную даму. Так громко, «искристо», «наружу» приходится играть нечасто, а здесь получается спектакль-праздник. И вообще соприкосновение с классикой очень важно для актрисы, мне комфортно существовать в этом спектакле и мне очень нравится моя жизнь в «Буффе», где я чувствую себя свободно и органично. Последние театральные сезоны принесли мне роли Феи Титании в мюзикле Алексея Яковеля «Сон в летнюю ночь» по комедии Шекспира и Ирмы в спектакле по киносценарию Ганны Слуцки «Ландыш серебристый». Работа над этими образами существенно расширила мой актёрский потенциал.

Вы ведь ещё активно участвуете в благотворительных проектах.

Да. Выступаю на городских благотворительных концертах. А ещё мой муж Никита Плащевский придумал премию «Золотое сердце», вручаемую людям, преодолевающим тяжёлые недуги и умеющим несмотря ни на что жить с радостью, - и я принимаю активное участие во всех связанных с нею мероприятиях, а также пою гимн «Мы будем жить» на стихи Никиты и музыку Антона Танонова. Этот гимн стал для многих настоящим призывом к жизни.

Интервью Светланы Рухля