Островский нараспев

31.01.2019

Современный театр чаще всего воспроизводит классику на сцене или реалистично, «один к одному» к эпохе ее написания, или, напротив, переворачивает характеры и события с ног на голову, меняя время и место действия. Оба подхода имеют своих противников и поклонников среди зрителей. Но существует и третий способ донести классическое произведение до зрителя – сменить традиционный, заданный автором жанр...

В характере театра «Буфф» – поступать с отечественной (да и с любой другой) классикой смело, усекая тексты, но сохраняя смыслы. Так, здесь уже есть спектакли по пьесам Александра Островского «Лес» и «На всякого мудреца довольно простоты»: «Все тот же “Лес”» и «Дневник авантюриста». А теперь выбор пал на комедию «Свои люди – сочтемся», получившую упрощенное сценическое название «Свои люди». Явно опираясь на успешный опыт сезона 2015–2016 годов, спектакль «Дневник авантюриста» – режиссер-постановщик Исаак Штокбант и эту комедию трансформировал в мюзикл, музыку к которому написал композитор Сергей Ушаков, а стихотворные тексты  – поэт Николай Денисов. Музыкальные спектакли соответствуют жанру, работая в котором, театр Штокбанта привлекал, привлекает и будет привлекать определенную часть петербургских зрителей. В труппе театра «Буфф» нет не поющих и не танцующих актеров: все артисты в родном жанре – профессионалы крепкого уровня.

В соответствии с жанром работает и Яна Штокбант, декорации которой всегда оригинальны, просты, и сохраняют максимум свободного сценического пространства для работы актеров. Художник, конструктивно просто решая оформление, намечает разные характеры интерьеров лишь деталями. Так, стена гостиной в доме Большова, где происходит действие первого акта, условно обозначена огромной пустой рамой, почти в центре которой находится дверь с мелкой расстекловкой. В этом немалом проеме также размещены многочисленные пустые рамки меньшего размера – предполагаемые семейные портреты или картины. Рядом – граммофон, два стола на солидных резных ножках, несколько тяжеловесных, купечески основательных стульев и кресел. В оформлении преобладает белый цвет, добавляющий света и задающий «легкий» настрой, атмосферу беззаботности. Броских костюмов нет.

А вот дом Липочки, который появится во втором действии, будет сумрачен и темен, несмотря на шик, сообщаемый ему позолоченной мебелью и потрясающей гигантской «хрустальной» люстрой, которая становится в финальном бале «действующим лицом», трагическим символом. На черном глянцевом фоне панелей декорации сама хозяйка Липочка (Екатерина Конопацкая) в алом платье и ее разряженные гости выглядят зловеще. Их кружение в темном провале сцены (балетмейстер Эдвальд Смирнов) создает ассоциацию с «балом у сатаны», и комедия, заявленная Островским, переходит в трагедию, в которой нет победителей и нет положительных героев. Обрушивающаяся в финале люстра не оставляет в этом никаких сомнений.

В спектакле есть несколько заметных мужских образов. Значителен и прямолинеен Евгений Александров в роли Большова. Андрей Лёвин четко ведет развитие характера своего героя Подхалюзина – от заискивающей робости до сухой, бездушной деловитости. Точен и подробен в мелочах Сергей Магиленич в роли выпивохи Сысоя Псоича. И зрители «Буффа» не забывают отмечать удачи своих фаворитов аплодисментами...

Однако, в отличие от «Дневника», в спектакле «Свои люди» немного ярких, запоминающихся музыкальных номеров. Безусловной удачей можно считать, пожалуй, лишь завершающий первое действие «мужской» номер «Чёт или нечет, пан или пропал», в исполнении названных выше артистов.

Текст: Екатерина Омецинская

Петербургский театрал. №2 (18). Февраль 2019.