Буффонада по-нашему

12.09.2018
Театр «Буфф» завершил сезон премьерой спектакля «Наше всё». Формально постановка основана на повести Пушкина «Барышня-крестьянка», неформально — на черновиках, рисунках и фрагментах биографии великого русского поэта. Название же недвусмысленно отсылает к растиражированной цитате из сочинения литературного критика Аполлона Григорьева («Пушкин — наше всё»).

Сценарий и постановка принадлежат автору пяти кассовых спектаклей на сцене «Буффа» Михаилу Смирнову, главному режиссеру театра и эстрадному юмористу. Собственно, в духе юмористического шоу и выдержана премьера ученика и соратника Исаака Штокбанта. Именно таким ширпотребным образом он решил отойти от традиционной трактовки классики — в том смысле, что по этому спектаклю нельзя написать сочинение по литературе, посмотрев его вместо прочтения первоисточника.

Во главу угла поставлена личность Пушкина, который, как следует из переписки его с современниками, из исторических документов и мемуаров, в детстве с удовольствием готовил домашние спектакли. История также гласит, что поэт, как истинный литератор, всегда писал о себе, обладал отменным чувством юмора, был знатным импровизатором, любил рисовать в альбомах барышень хулиганские картинки, со вкусом употреблял не вполне пристойные словечки и обожал всяческие экспромты. Поэтому, вероятно, «Наше всё» так и кишит шутками на грани и отработанными «импровизациями». Сцены решены как эстрадные номера с завязкой, кульминацией и развязкой. В миниатюрах демонстрируют владение дисциплиной «мастерство актера»: танцуют, поют, этюды показывают, и делают это на потребу толпе.

Мы наблюдаем, как Пушкин (Арен Кучукян), которого незабвенная Арина Родионовна (Наталья Бобровничая) учит уму-разуму, бранит за шалости и гоняет по авансцене веником, сочиняет в Болдино и ставит со своими крепостными «Барышню-крестьянку» и принимает в постановке живейшее участие. Крестьяне с усердием и потешным азартом подчиняются и начинают получать удовольствие от процесса, который поначалу кажется им престранной и никчемной затеей. Персонажи, коих «наше всё» придумывает на ходу, оживают и обретают специфические эстрадные черты в антрепризной прозрачно-марлевой «березовой роще».

В этих актерских играх заняты заняты прошлогодние выпускники театрального института, выпестованные в «Буффе». Всяк стремится раскрыться поярче и перетянуть одеяло на себя, проявившись с разных сторон, а то и сыграв несколько характеров кряду. Так, главная героиня Лиза (Екатерина Конопацкая) убедительно перевоплощается из благородной девушки в простушку и к тому же обладает двумя внутренними голосами, они же ангел и демон, они же Учительница (по виду строгая классная дама) и Афродита (по виду девица легкого поведения). У молодого барина Алексея Берестова (Игорь Коржов) тоже раздвоение личности: за честь, хорошее воспитание и благородные манеры воспитанника отвечает Учитель (таковой наверняка был у Онегина), за авантюризм, любовь и страсть — Гусар (натурально поручик Ржевский). Помещик Муромский (Евгений Глуховский), любитель всего английского, носит килт и берет с помпоном и фланирует в сопровождении свиты, наигрывающей шотландские мотивы на национальных инструментах. И так далее.

А тщедушный Пушкин так и норовит пуститься в пляс или проскакать по планшету лошадкой. Частенько он сбивается на другие свои произведения: то про памятник нерукотворный вспомнит (в финале даже встанет в позу, в которой запечатлел его скульптор Аникушин), то про царя Додона, то увидит дурной сон про командора Дона Гуана, то поведает про 33 богатыря…

Из череды однокурсников выделяется Дарья Великанова, в умелых режиссерских руках способная вырасти в хорошую характерную актрису. Печать интеллекта на ее лице (до увлечения театром она училась на лингвиста) так и проступает в образе служанки Насти. А ее сильный и красивый голос разработан не только педагогами на Моховой, но и практикой в фольклорном ансамбле. Впрочем, поют здесь недурно и чистенько все «новобранцы» труппы, натренированные музруководителем постановки Александром Лихачевым.

Вот к музыкальному оформлению возникают серьезные вопросы. В программке значится лишь Екатерина Соснило, создавшая звуковую партитуру спектакля, но нет ни одного имени композитора. Темы из творчества Чайковского, русские народные песни, мировые опереточные хиты — это еще можно оставить безымянным, понять и простить: узнаваемо, уместно, и слава богу. Но когда концовка первого акта вдруг оказывается «ничьей», это по меньшей мере некрасиво. А ведь ударный музыкальный номер, во время которого три пары танцуют под бурные овации зала, — это, между прочим, авторская музыка Фаустаса Латенаса. В данном случае в премьере «Буффа» звучит его главная тема из постановки Римаса Туминаса «Евгений Онегин» в Театре им. Вахтангова. Лейтмотивом для энергичного музыкального сопровождения стала «Старинная французская песенка» Чайковского, но оригинальная композиция написана была блестящим аранжировщиком и мелодистом Латенасом специально для другого спектакля другого театра. Это вам уже не фольклор и не популярная классика. И «забывать» указывать имена композиторов — моветон.

Меж тем легонький сей спектакль приводит в полный восторг зрителя неискушенного и непритязательного. «Наше всё» с пол-оборота заводит родственников, друзей и знакомых начинающих артистов, коих на премьерных показах был полон зал. Он подкупает искренностью и энергией молодости. А вот долго ли это очарование продлится и далеко ли на нем можно уехать — вопрос творческих и профессиональных амбиций дебютантов.

Текст: Мария Кингисепп

Вечерний Санкт-Петербург. 23.07.2018