Анастасия Кулаева: сыграть мечту

31.10.2017

В первой премьере сезона - мюзикле Максима Дунаевского "Эзоп" одна из самых ярких артисток театра "Буфф" Анастасия Кулаева сыграла Хлои - рабыню и наложницу философа Ксанфа. Природная изысканность актрисы и её аристократическая внешность привнесли в образ рабыни что-то неожиданное, щемящее...

Анастасия, не один вечер наблюдала за вашей Хлоей, но и так и не смогла постигнуть её образ, её душу до конца.

На первый взгляд, роль Хлои показалась мне лёгкой, требующей от исполнительницы стилистической аккуратности в движениях, жестах, речи - то есть определенного опыта и чувства меры, и не более. Но я поставила перед собою цель сделать этот второстепенный персонаж по-настоящему интересным, в первую очередь, для самой себя. Мне очень хотелось, чтобы за внешней лёгкостью, смешливостью, беззаботностью стояло нечто большее, чтобы персонаж обрёл глубину и нерв. Поэтому я придумала себе второй и третий планы, историю о том, как сильная, прекрасная и неглупая молодая женщина оказалась рабыней в доме Ксанфа. Моя Хлоя родилась свободной, став же волею судьбы рабыней, также, как и Эзоп более всего мечтает о свободе. И если в каких-то сценах внимательный зритель заметит её боль - это будет лучшим комплиментом моей работе.

Тогда считайте, что вы этот комплимент уже получили: образ Хлои в вашем прочтении, действительно, не одномерен. Как неоднозначна и трактовка обаятельной негодяйки миссис Чивли в спектакле «Идеальный муж» по пьесе Оскара Уайльда, который с успехом идёт на сцене "Буффа" семнадцатый год.

«Идеальный муж» (улыбается) - единственный не музыкальный спектакль моём репертуаре и отдельная строка моей творческой биографии. Он случился как манна небесная. Когда я была студенткой, с восхищением смотрела на Светлану Кифа - миссис Чивли. Думала, вот бы оказаться на её месте и так же «рулить» действом рядом с блистательными партнёрами! Мечта материализовалась: через несколько лет я вышла на подмостки «Буффа» в этой самой роли! «Ну, что думаешь, деточка?» - спросил мой учитель и постановщик спектакля Исаак Романович Штокбант, когда я отыграла свою премьеру, и, находясь в полном восторге, выпалила: «Я не просто премьеру сыграла, я сыграла мечту!». Мы потом ещё посмеялись, что мой ответ - готовое название для статьи.

Красивая история со счастливым развитием! А начало, предвосхитившее будущее ей, актёрство, театральную академию, работу в «Буффе», было таким же романтичным?

Пожалуй (улыбается), моё театральное «бытие» началось в девять лет. К юбилею Вадима Борисовича Рывкина на сцене театра «Русская антреприза» прошли два вечера с участием замечательного артиста Александра Хочинского. Я была на этих вечерах олицетворение безмолвной Музы композитора, для образа которой было придумано пластическое решение. Я в то время занималась хореографией и чётко следовала задачам, поставленным хореографом. Сама композиция была удивительной. Одна из её частей была посвящена философской поэзии, а одним из самых сильных моих впечатлений, которое сохранилось и по сей день, стало чтение Хочинским стихотворений Арсения Тарковского. Мне повезло встретить в музыкальной школе педагогов, обожающих свою работу и умеющих создавать из обычных предметов целую Вселенную. Например, преподавателя по сольфеджио и музыкальной литературе Алёну Владимировну Великотную. Мы делали на её уроках "живые" картины, зримые очерки… Можно сказать, создавали настоящий синтетический театр.

Это и задало вектор вашего творческого развития?

Не могу сказать однозначно. Мне кажется, у времени свои коррективы и мало связей из прошлого остаются нетронутыми. Мечты детские были смешными, мне всегда хотелось чего-то очень красивого, и, в целом, стремление к красоте было доминантным. Оно и сейчас неизбывное. Хочется как можно больше красоты привнести в мир. И чем старше становишься, тем отчётливей понимаешь – чтобы нести гармонию и свет, необходимо обязательно обладать внутренней красотой.

Решение поступать в Театральную академию пришло сразу?

Наоборот, поздно, фактически в последние месяцы одиннадцатого класса. Примерно за год до поступления я стала серьёзно заниматься ещё и эстрадным вокалом, и сейчас вообще не представляю своей жизни без пения. Если вычесть голос и способ выражения себя через звук, я просто перестану быть собой. Тем комичнее представляется мне сегодня история, когда для того, чтобы избавиться в музыкальной школе от «повинности» петь в хоре, я брала медотвод от занятий.

Вот это да! Когда же и почему наступило просветление?

Повзрослела. Произошли перемены в сознании. Голос окреп и появился звук, которого от меня никто не ожидал. А потом преподаватель училища имени Мусоргского открыла для меня весь лучший мировой джаз. Это было настоящее откровение, и так случается, только тогда, когда твоя душа открывается навстречу чему-то новому, но лично тебе очень близкому. Сейчас я могу с полной уверенностью сказать, что джаз – музыка моей души, дающая настоящую свободу.

К свободе ведь стремилась, в определённом смысле, и ваша героиня Жанна - героиня мюзикла Владислава Успенского «Искушение Жанны».

«Искушение Жанны» - мой первый и главный мюзикл. Важнее, чем роль Жанны, у меня не было ничего. Это история Иоанны – единственной женщины на папском престоле. Мне было двадцать лет, когда я погрузилась в этот запредельно сложный материал, в котором должна была пройти непростой путь своей героини - от пятнадцатилетия до сорокалетия. И я остро поняла в тот момент, что должна поведать зрителю о чём-то глубоко личном, предельно искреннем, и что, если не сумею этого сделать, то меня не поймут, не услышат. Работать было неимоверно сложно. Тем не менее, несмотря на неопытность, каким-то мистическим, мне кажется, образом, у меня всё получалось, и зал замолкал, и тишина наступала звенящая, может быть, потому что мне очень этого хотелось. Мне безумно нравилась музыка, в которой было удивительное сочетание страстности и сдерживаемой силы, потрясающего внутреннего подъёма, нежности и любви. Сильное слово, обширный музыкальный ряд и большая тесситура, где было что петь, трогательные лирические дуэты - этот спектакль стал моей самой большой любовью. Надеюсь, настанет время, когда вновь удастся испытать что-то подобное.

Текст: Светлана Рухля

Музыкальный журнал. Октябрь 2017.