Комментарий Исаака Штокбанта: Спектаклю "Казанова в России" исполняется 20 лет!

06.04.2018
В нынешнем театральном сезоне мюзиклу Владислава Успенского в постановке Исаака Штокбанта «Казанова в России» исполняется двадцать лет.

Спектакль — лауреат Высшей театральной премии Петербурга «Золотой софит» стал для Санкт-Петербургского музыкально-драматического театра «Буфф» без преувеличения визитной карточкой. Благодаря яркой запоминающейся музыке, пронзительной любовной истории и пленительному визуальному ряду постановка не потеряла привлекательности и спустя два десятилетия со дня премьеры. О том, как родился замысел спектакля, автор пьесы о пребывании Джакомо Казановы в России и режиссер-постановщик мюзикла народный артист России Исаак Штокбант рассказал театральному критику Светлане Рухля.

— Я люблю спектакли, в которых можно использовать и совмещать различные сценические искусства, когда драматические артисты сосуществуют на сцене наравне с солистами-вокалистами и балетными танцовщиками. Поэтому большая часть моих постановок такова, что я не могу назвать их в полном смысле мюзиклами, это спектакли, относящиеся к жанру музыкальной комедии или музыкальной драмы.

Несколько лет я сотрудничал с замечательным петербургским композитором Виктором Плешаком. Среди созданных совместно спектаклей были два, которые я очень любил и которые долго шли на сцене театра. Это «Великий комбинатор» по роману Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Золотой теленок» и «То свет, то тень» по пьесе Евгения Шварца «Тень».

В 1997 году я познакомился с еще одним прекрасным композитором профессором Санкт-Петербургской консерватории Владиславом Успенским. Общение вылилось в желание сделать совместный спектакль. Первые работы получились в жанре музыкальной комедии — «Любовь без границ» по моей пьесе, «Бал воров» по пьесе Жана Ануя и очень хороший спектакль «Шерлок Холмс и королева Богемии» по рассказу Артура Конан Дойля. Владислав Александрович написал для них очень хорошую музыку, но я чувствовал, что жанр этих работ — не вполне его стихия, да и мне хотелось обратиться к более серьезной теме, спектаклю на историческую тему. Но подходящий материал долго не удавалось найти, пока однажды мне случайно не попали в руки мемуары известного сердцееда Джакомо Казановы, их в тот момент только что перевели на русский язык и издали. Казанова писал их на склоне лет, когда работал смотрителем библиотеки у графа Вальдштейна в Богемии.

Я читал эти мемуары с большим любопытством, а одна глава меня просто поразила. Совсем крошечная, всего на полстранички, она описывала пребывание Казановы в Санкт-Петербурге, встречу с Екатериной II и то, что ему понравилась одна русская девчоночка и он купил ее у отца за 100 рублей. Меня эта история поразила, и я подумал: «Вот тема для спектакля о судьбе русской женщины, которую продали за 100 рублей». Я поделился своими размышлениями с Владиславом Александровичем, он чрезвычайно заинтересовался и еще больше утвердил меня в желании сочинить пьесу.

Я приступил к работе, понятно, что о купленной девочке никакой информации не было, и ее историей стала история, которую я сочинил. Но Казанова — историческая фигура, перед тем как приступить к работе, я должен был собрать о нем какие-то сведения. На этом пути меня ждали неожиданные открытия! Дамский угодник с бесконечными любовными похождениями, одно имя которого вызывает определенные ассоциации и фактически стало нарицательным, оказался не просто умнейшим, но передовым человеком своего времени, выдающейся личностью. Даже трудно сказать, к какому ремеслу он больше принадлежал: он был ученым, поэтом, писателем, драматургом, финансистом. Одним словом, уникальной фигурой! Переводил с греческого на итальянский язык «Илиаду» Гомера! Был замечательным экономистом. Все это запечатлено в исторических документах. История сохранила и факт, что он спас от финансового краха два европейских государства: Францию и Пруссию, — подсказав их правителям в качестве спасения от разорения создать государственный заем. То есть такая могучая финансовая система, как госзаем, впервые в мире была придумана не кем иным, как Джакомо Казановой. Кроме того оказалось, что на приеме у Екатерины II между ним и царицей произошел философский диспут о роли и значении творчества Вольтера и его философии. Познакомившись со всеми этими фактами, я не мог относиться к этому человеку поверхностно, мне захотелось рассказать о том, каким он был в действительности. Так рождалась пьеса, к которой впоследствии Владислав Успенский написал прекрасную музыку!

В результате в 1998 году состоялась премьера спектакля «Казанова в России», и уже 20 лет он живет на сцене нашего театра и собирает полные залы. С первого и до сегодняшнего дня роль Казановы играет Мурад Султаниязов. Когда он начинал играть, то играл человека, который был значительно его старше: ведь Казанова посетил Россию, когда ему было за 50, — а сегодня актер сравнялся по возрасту со своим героем. Роль матери купленной Казановой девушки Зои (такое имя я дал героине) все эти годы играет Ольга Пикало, отца — Андрей Соловьев, двух дам нескромного поведения: сеньору Раколини и мадам Проте — Анастасия Кулаева и Екатерина Груца. Роль Зойки замечательно исполняла Светлана Вильгельм-Плащевская, но прошли годы, сегодня она выходит на подмостки в образе Екатерины II, а Зойку воплощает Наталья Мартынова.

Двадцать лет «Казанова в России» живет на мастерстве артистов. Когда трепетность персонажей уходит — ее сохранить невозможно, — на смену приходит именно мастерство. Мастерство — великая вещь, без него театр не может существовать, мастерство — та школа, которая позволяет актеру играть одну и ту же роль даже в сотый раз.

В этом спектакле и слово, и музыка имеют равное значение, есть такие места, где чувства переступают за барьер возможного диалога со зрителем, и тогда на помощь приходят музыка и вокал… Расставаться с моим любимым детищем трудно. В дни празднования 35-летнего юбилея «Буффа» мы сыграем этот спектакль. Будет ли он прощальным? Не знаю.

Текст: Светлана Рухля

«Инфоскоп» №247 апрель 2018