Виктория Заболотная: "Мне повезло играть и героинь, и комедийные роли"

10.04.2017

В конце театрального сезона Санкт-Петербургский музыкально-драматический театр «Буфф» выпустит мюзикл Максима Дунаевского «Эзоп» по пьесе Николая Денисова «Ночная басня про любовь» в постановке народного артиста России Исаака Штокбанта. Центральную женскую роль — Елены — репетирует молодая артистка театра Виктория Заболотная. Ну а зрителям канала НТВ совсем скоро предстоит увидеть Викторию в сериале «Бесстыдники» — российской адаптации популярного британского сериала Shameless. О работе над ролями и о том, как начинался ее творческий путь, актриса рассказала театральному критику Светлане Рухля.

Виктория, можно сказать, что профессия выбрала вас сама? Вы ведь из тех мальчишек и девчонок, которым посчастливилось «засветиться» в молодежном сериале «ОБЖ»?

Можно сказать и так (улыбается). На съемки я попала после десятого класса, и один из режиссеров сериала предложил окончить одиннадцатый класс экстерном и поступать на актерский факультет Балтийского института иностранных языков, где преподавал.

Прислушались?

Да, но... не пошло. Решила попытать счастья в Театральной академии: полгода проучилась в классе Норенко как вольнослушательница, затем поступила в мастерскую к Юрию Михайловичу Красовскому, ее и окончила.

Юрий Михайлович видел в вас героиню?

Мне повезло играть и героинь, и комедийные роли. Первым интересным опытом в стенах академии стал «Декамерон» Бокаччо. Так как он состоит из новелл, мы — студенты — могли пробовать себя в разных жанрах, да и вообще делать то, что хочется, так как никто нас не ограничивал. Потом была работа над романом Татьяны Толстой «Кысь». Мне досталась роль Варвары Лукиничны — одноглазой некрасивой поэтессы. Это был интереснейший поиск! И получилась героиня, но не визуальная, а внутренняя. Я бы очень хотела вернуться к этому образу вновь. На предпоказ пригласили Толстую, она дала добро и объяснила, почему не любит постановки своих произведений: «Для того чтобы построить свой песочный замок, вам надо сломать мой». Играла возрастную роль Юнис в «Трамвае «Желание»» Уильямса, Элис («Лев зимой» Голдмена).

Да, опыт вы получили незаурядный. Наверное, в театре сразу почувствовали себя как рыба в воде?

Что вы! Я до сих пор самый главный паникер! Каждый выход на сцену вызывает страх!

А как вы оказались в труппе «Буффа»?

Был набор в труппу. Показывалась в Зеркальной гостиной. Последний день просмотра, последний час, ...а я остаюсь одна, без партнера, так как ему помешали приехать какие-то обстоятельства. Кроме того, надо было танцевать, но оказалось, что нет звуковиков и нельзя включить фонограмму. Девушка, которая пробовалась до меня, вышла из положения, включив фонограмму на телефоне, мне же пришлось объяснять, что модель моего телефона не позволяет сделать то же самое (улыбается). Спела a cappella цыганскую песню, станцевала, короче, получился экспромт, который не расстроил прослушивание, а наоборот — настроил всех на нужную волну: меня приняли в театр.

И получилось, можно сказать, с корабля на бал: главная роль в постановке комедии Педро Кальдерона «Дама-невидимка», работа с Геннадием Тростянецким.

Это было так волнительно! Первая нестуденческая постановка, новый режиссерский язык, который нужно было понять. Первые репетиции дались нелегко, я не сразу могла «ухватить», как сделать то, что от меня требует Геннадий Рафаилович, но постепенно стала понимать режиссера с полуслова, когда же ему что-то не нравилось, он «хмурил усы» (улыбается). Репетиции проходили очень весело! Мне нравится стихотворная форма,однако закольцевать мысль от начала и до конца в стихах очень сложно, требуется много работы, как внутренней, так и внешней, конкретно закрепленных в мизансценах «точек». В итоге получился прекрасный спектакль, который я люблю до сих пор.

Как дался переход из испанской литературы золотого века в Испанию XX столетия? Я имею в виду роль Марги в спектакле «Дикарь» по пьесе Алехандро Касоны.

«Дикаря» мы «рожали» долго, но процесс был удивительно приятным. Режиссер спектакля Ника Козоровицкая создала чудесную атмосферу, в которой не было места соперничеству.

Какая роль оказалась сложнее? Доньи Анхелы или Марги?

Их невозможно сравнивать. Анхела — это героиня-героиня, а в образе Марги — смешение комедии, драмы, мелодрамы. А вообще чем роль неоднозначнее, разнообразнее, тем она, конечно, интереснее. Все роли даются мне «внутренним путем», бывает, не хватает чувственного знания и приходится прибегать к знаниям извне. Например, я никогда не была учительницей, поэтому многие манеры взяла у своей учительницы. У нее наш класс был первым, как и Пабло у Марги — первый ученик.

Ввод в спектакль «Блюз» по пьесе Клода Манье прошел легко или стал испытанием?

Первое ощущение — шок. Спектакль шел в театре двадцать лет, и все эти годы его играли одни и те же актеры — любимцы публики. Выйдя на сцену, я почувствовала страшное отторжение зала, меня не покидало ощущение, что я двигаю танк. Непростым был и процесс работы. Мне нужно было найти ключ к непосредственности Мари, которая смотрит на мир широко открытыми глазами, и к тому, что она кидается как в омут с головой в разные авантюры, потому что ни то, ни другое мне в подобной степени не свойственно.

Расскажите напоследок что-нибудь о съемках в «Бесстыдниках».

Мне они подарили встречу с потрясающей актрисой Эрой Зиганшиной. В первый же съемочный день она поразила, когда отказалась брать реквизит (снималась застольная сцена на свадьбе), пояснив при этом: «У меня же по роли рак желудка, как я могу это есть?!» Я впитывала ее жесты, слова, как губка... Могу добавить, что это первый телепроект, который мне запомнился — обычно боюсь смотреть свои работы, уверена, что сегодня сделала бы по-другому, и боюсь разочарований.

Infoskop. Апрель 2017