Единая карта петербуржца

Сказочный сон о любви

10.04.2013

О Шекспире и его пьесах ходит, как известно, немало легенд. К примеру, есть версия, что комедия «Сон в летнюю ночь» была написана к празднику знатного аристократа или к празднованию Дня святого Иоанна Крестителя. Так это или нет, но пьеса действительно очень подходит для радостного события: в ней есть и волшебство лесного царства с эльфами, и счастливый финал любовной истории, и незатейливость интриги, и забавные интермедии, которые совершенно безнаказанно могут разрушать единство действия ради всеобщего веселья.

 

В театре «Буфф» спектакль «Сон в летнюю ночь» появился тоже к дате — к 30-летию. В сегодняшнем «Буффе» уже семь поколений выпускников эстрадного факультета ЛГИТМиКа (теперь уже СПГАТИ), учеников бессменного руководителя театра Исаака Штокбанта. В новой премьере театра он объединил своих «детей» жанром мюзикла на музыку Алексея Яковеля и создал сказку.

А на сказке экономить нельзя, будь то постановка для детей или взрослых. Сказка должна уносить нас как можно дальше от реальности, и в этом, как правило, немалая заслуга принадлежит сценографии. В спектакле театра «Буфф» так и произошло. Художник Яна Штокбант превратила шекспировский лес в огромную зеленую спираль, убегающую вглубь сцены, засасывающую. За ней можно прятаться и из нее можно незаметно появляться, а если разбежаться на ее витках — уже не остановиться. Многочисленные эльфы в белоснежных костюмах то высыпают на сцену все разом, окутывая и обволакивая главных героев, то исчезают вовсе; свет переливается, будто солнце ярко освещает лесную лужайку; подмигивают звезды… Декорация выполнена минималистично, но такое ощущение, словно за ее пределами чудесный лес продолжается, а герои бродят в его закоулках совсем рядом друг от друга и фантастическим образом не встречаются. Спираль, «зеленый водоворот» — эта та легкая «сумасшедшинка», которая помогает сделать постановку наивной и романтичной.

«Сон в летнюю ночь» — спектакль не только праздничный и волшебный, но и чуть-чуть серьезный. В юбилейный день театра роли царя эльфов Оберона и его царицы Титании были отданы заслуженным артистам России Евгению Александрову и Веронике Козоровицкой. Озорство, с которым они спорили между собой и запутывали простых смертных, сочеталось с нешуточным драматизмом. Непреклонная Титания с царственной осанкой и важный, солидный Оберон ссорились взаправду, продолжая сражаться друг с другом цветочной пыльцой да безобидным колдовством.

В этом спектакле все в той или иной степени «на котурнах». Эгей, отец одной из героинь (народный артист России Владимир Матвеев), — яркий пример гротеска. Мощный, скрипучий, едкий, неестественный голос — одна из главных красок этой маски, основная цель которой — помешать свадьбе дочери. Шут и слуга Оберона по имени Пак в исполнении Дениса Загитова — совершенный живчик. Вся правда этого персонажа — в движении. Лес — его родной дом, где он знает любой закоулок. Вернее, любой поворот в зеленой спирали. Он облазил и обежал каждый ее виток, он редко задерживается на одном месте. Это жизнерадостный мастер интриги и «двоечник» в одном лице, который способен случайно перепутать влюбленные пары, неверно воспользовавшись волшебными чарами. У заслуженных артистов России Андрея Соловьева, Мурада Султаниязова, Михаила Трясорукова, Владимира Смилянца, Сергея Магиленича и Елены Зубович особая роль: сыграть артистов, исполняющих театральную сценку при дворе герцога — то есть изобразить фарс в фарсе. Прав был историк театра Александр Аникст, процитированный в программке спектакля: не верится, что в этой комедии Шекспира могут уместиться и ирония, и шутовская буффонада, и тонкая психология, и поэзия, и лирика, и фарс.

Комедия «Сон в летнюю ночь» не обижена сценическими версиями. Одной из недавних была постановка Григория Козлова со своим выпускным курсом в Учебном театре при петербургской театральной академии. Естественно, в том спектакле все роли достались молодежи, и в нем было много молодой энергии, влюбленности друг в друга, выплеснутой в зал, и актерской жажды играть и не останавливаться. В спектакле «Буффа» актерского темперамента в чистом виде гораздо меньше. Это спектакль синтетический, как, впрочем, и положено мюзиклу, где декорационное оформление, музыка, пластика и актерская игра связаны гораздо теснее, чем в драматическом спектакле. Здесь атмосферу и настроение задает сценография, за темпоритм и драйв «отвечает» музыка с отсылками к рок-н-роллу и лирическому року, а чтобы дать характеристику персонажам, следует обращать внимание не только на актерское мастерство переживания, но и на танцы, движение и буффонаду.

Сам жанр мюзикла в России сравнительно нов. Специалисты склонны считать периодом его рождения 70-годы прошлого века. Они же утверждают, что русский мюзикл — это совершенно особый вид искусства, который совсем не является калькой с западных образцов, хотя, несомненно, наследует им. В отечественном мюзикле, помимо развлекательности, всегда подмечали идейную направленность. Кроме того, если «старший западный брат» часто предпочитает музыкальную выразительность текстовому содержанию, то в России постановщики, как правило, выбирают равнозначность музыкальных и драматических выразительных средств. В этом смысле «Сон в летнюю ночь» продолжает русские традиции. А вот касаемо «идейной направленности», он, скорее, напоминает о том, что жанр мюзикла имеет прочную историческую связь с опереттой, комической оперой, водевилем, бурлеском. То есть выполняет функцию развлекательную. Развлечение же далеко не всегда со знаком минуса. Коллектив театра «Буфф» борется за это уже 30 лет, без ложной скромности называет себя театром света, а легкие жанры считает не такими уж легкими.

Текст: Елена Чукина

Страстной бульвар, 10. № 4. 2013